Фетальная медицина

ФЕТАЛЬНАЯ МЕДИЦИНА

В основе фетальной терапии лежит изъятие и использование тканей абортированных человеческих эмбрионов до 8-ой недели внутриутробной жизни и плодов (fetus — лат. «плод»), жизнь которых искусственно прерывается после 8-ой недели, в том числе, и на поздних сроках беременности (чаще всего на 15-22 неделе). В настоящее время, жизнеспособным считается младенец в возрасте 22 недели, весом от 500 г. (Медицина знает примеры, когда выживают родившиеся в 19 недель).

Что происходит затем с плодом, изложено наиболее активным поборником фетальной терапии академиком РАМН Г.Т. Сухих, одним из председателей Оргкомитета VI Международного Конгресса по репродуктивному здоровью, в полученном им патенте № 2160112 от 10.12. 2000 г., на «не имеющие аналогов способы приготовления клеточного трансплантанта из фетальных тканей». (3 — см. здесь)

Патентная формула изложена им по-научному кратко, сухо и конкретно: «Для приготовления трансплантанта необходимы абортивные плоды 17-21 недели внутриутробного развития весом 150-450 г…. В работу принимаются плоды без генетических аномалий и без нарушений кожных покровов…Плод тщательно обрабатывают раствором детергента и отмывают дистиллированной водой…Затем забирают следующие органы: тимус, сердце, лёгкие, печень, селезёнку, брыжейку, спиной мозг, щитовидную железу, глаза. Кроме того,…снимается кожа с живота и спины…Органы измельчаются…»

Переработанная «биомасса» из тканей человеческих тел представляет собой средство широкого спектра действия -от лечения синдрома Дауна и болезни Паркинсона, до повышения либидо и потенции, заболеваний нервной системы, поражений головного мозга, почек, а также как средство для омоложения внешнего вида, оптимизации веса, замедления старения, восстановления умственных способностей, повышения процесса осмысления и проч. и проч.. Стоимость фетальной терапии впечатляет — одна инъекция стоит от 500 до 2000 долларов.

Когда легализуется убийство человека, пусть пока ещё и не родившегося, во благо плоти другого человека, права человека — фундамент либеральной идеологии, — превращаются в насмешку дьявола.

По словам академика Г.Т. Сухих фетальна терапия — это «последнее достижение биологии и медицины», «живое дополнение к обычной терапии», одним словом —«исключительно многообещающее направление медицины».

Но во многих странах фетальная медицина запрещена законом, в первую очередь по морально этическим соображениям.Резолюция Совета Европы №327/88, п. 3 недвусмысленно гласит: «Коммерческие сделки и эксперименты с эмбрионами запрещаются под страхом судебного расследования». Однако уважаемый академик утверждает, что «большинство проблем такого рода надуманы». На самом деле, главная причина не в этом. Потребность в абортивном материале постоянно растет. Спрос диктует предложение. Фетальные-зародышевые ткани находят все более широкое применение в различных областях, например, в косметике. Продукты человеческого происхождения обычно маркируются Human или Fetal. Однако важно иметь в виду, что производители зачастую не указывают, что помимо продуктов животного происхождения в состав могут войти и человеческие эмбрионы. Такая косметика на порядок дороже. В основном, их изготавливают на косметических линиях швейцарских, французских, немецких и российских производителей. Это и очищающие лосьоны, и противозудные кремы, кремы для век, антицеллюлитные кремы и даже зубные крем-пасты.

 

ПРОИЗВОДСТВО ВАКЦИН ИЗ ДЕТЕЙ

Ещё одним перспективным и бурно развивающимся направлением высокодоходной утилизации фетальных-зародышевых тканей является производство вакцин. Транснациональный спрут — компания Merck, спонсор VI Международного конгресса — производит пять видов вакцин из абортивного материала: от ветрянки, кори-свинки-краснухи, кори-свинки-краснухи+ветрянки, опоясывающего лишая, готовится вакцина от ВИЧ. Другие компании выпускают вакцины от ветряной оспы, натуральной оспы, гепатита А. Повторю, это бурно развивающийся бизнес, приносящий колоссальные доходы.

Кстати, компания Merck хорошо известна в России как производитель гардасила — средство от рака шейки матки. Шум вокруг этого препарата — классический случай маркетинга на страхе, несмотря на то, что инъекции гардасила приводят к бесплодию. Фактически — это скрытая стерилизация.

Все это внедряется в рамках международной программы «Планирования семьи» — междисциплинарной темы VI Международного конгресса по репродуктивной медицине.

Обязательная прививка, по существу уже закрепленная законодательно, направлена, прежде всего, против Церкви Христовой, потому, что православные родители, препятствующие прививкам своих детей, со временем станут нарушителями закона, а их православная доктрина окажется противоречащей законодательству РФ.

 

Использование абортированных фетальных клеток для разработки модуляторов (усилителей) вкуса.

Или, например, биотехнологическая компания Senomyx, сотрудничащая с пищевым гигантом PepsiCo, использует абортированные фетальные клетки для разработки модуляторов (усилителей) вкуса. При этом компания PepsiCo в рекламных целях использует слоганы, известные на всех континентах: от жизнеутверждающего — «Бери от жизни всё» до многозначительного — «Всё только начинается». К чему приведут нас эти «начинания» в духовном плане? Как не изумиться цинизму современного либерализма, который теперь людоедство в прямом, а не переносном смысле относит к категории этики, пусть и биоэтики как символа жизненного успеха. Каковы конечные цели этих «начинаний», ведь процесс этот не стихийный, а хорошо скоординированный и многоплановый.

Принцип утилитарного использования абортивного материала нравственно недопустим. Он не может быть распространен на человека, так как статус человеческой жизни даже на эмбриональной стадии не равен статусу вещи, животного или растения; эмбрион — уже человек. Придание органам и тканям неродившегося человека, статуса «лекарственных средств» имеет своим логическим следствием признание возможности их купли-продажи, что, кстати, противоречит Декларации Всемирной Медицинской Ассоциации «О трансплантации органов тканей человека» (1987 г.)

Широкое применение абортивного материала неизбежно порождает международный криминальный бизнес, приносящий огромные барыши. Глобализация «рынка» фетальных тканей способствует ещё более широкому распространению фетальной терапии, коммерциализации и легализации абортов, и как мы увидим далее — принудительных абортов, в том числе и поздних.

Смерть растёт в цене и будет возрастать за счет обесценивания человеческой жизни. Подход очевиден: «цель оправдывает средства». Но безнравственные средства не могут привести к достижению благородной цели. В результате растет бизнес на смерти, при тотальной нравственной деградации. Причем эта деградация, неизбежно, затрагивает не только пациента как объекта воздействия, но и медицинского работника, который осуществляет эту технологию, и в конечном итоге, общество и власть, которые всё это допускают.

 

РОСТ  ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ  АБОРТОВ   по «медицинским» и «социальным показателям»,так называемых «евгенических абортов»,

Стремительно растущая потребность в абортивном материале приводит не только к легализации абортов, финансируемых государством, но и финансированию принудительных абортов по «медицинским» и «социальным показателям»,так называемых «евгенических абортов», в целях снижения «социальной и генетической нагрузки на общество». То есть в интересах сокращения государственных расходов. Ведь эффективная экономика должна быть экономной. Цель евгенических абортов преподносится как благородная и гуманная — «улучшение человеческого генофонда». Аборты по «медицинским» и «социальным показателям», (чтобы не травмировать общественность), называют ещё «управляемыми абортами», то есть преждевременными родами, которые искусственно вызываются гормональными препаратами. При этом способе может родиться живой ребенок, зато с оптимальным весом. То, что и требуется, лишь бы «без нарушений кожных покровов».

Такие аборты создают психологическую ситуацию толерантного или равнодушного, что, впрочем, одно и то же, отношения в обществе к принципам «фашистской евгеники», которая на Нюрнбергском процессе над нацистскими врачами, была признана преступлением против человечности.

Тем не менее, подобные аборты широко рекламируются и проводятся на основании результатов перинатальной диагностики (ПД), если у младенца выявляют неизлечимый врожденный порок развития или аномалии наследственного аппарата, например, синдром Дауна. Обычно евгенические аборты совершаются на поздних сроках беременности, чаще всего во втором триместре беременности. В настоящее время из-за массовых государственных мероприятий, направленных на аборт по результатам ПД, уже гибнут тысячи, как больных, так и здоровых нерождённых детей. Первых (чаще всего — нерождённых младенцев с синдромом Дауна) истребляют целенаправленно — матерям настойчиво рекомендуют по разработанным психологами методикам дать согласие на аборт.

Что касается здоровых нерожденных младенцев, то они гибнут в ходе мероприятий ПД «случайно» от осложнений инвазивной ПД (выкидышей) и диагностических ошибок, на которые по «медицинским показателям» склоняют здоровых женщин, на самом деле вынашивающих, нормально развивающегося ребенка. Причем статистика, связанная с ПД полностью отсутствует, фактически засекречена и непрозрачна для общества. Тем не менее, по расчетам специалистов, доля «ошибочно» абортируемых здоровых детей реально может достигать 20-30%.

На первый взгляд может показаться, что принудительная стерилизация и принудительные аборты противоречат обычной логике: ведь чем больше бесплодных женщин, тем, казалось бы, должно быть меньше абортивного материала для растущих потребностей фетальной медицины, косметики, изготовления вакцин и т.д. Но это лишь на первый взгляд. Ведь логика бывает не только человеческая. Более отдаленная цель, хотя и промежуточная, — взятие со временем под полный контроль государства тайну рождения и смерти как стремление подменить Божественный Промысел могуществом науки. Слишком многих, ослепленных гордыней, занимал вопрос тайны рождения и смерти для обретения бессмертия, что подразумевает упразднения первородного греха. Отвержение догмата о первородном грехе, а в широком смысле отвержение Бога и Его заповедей, с неизбежностью приводит к утверждению греха как нормы, угрожающей духовному и физическому существованию человека. Это самая главная цель врага рода человеческого.

РЕГУЛИРУЕМАЯ И КОНТРОЛИРУЕМАЯ СМЕРТЬ называется по научному ЭВТАНАЗИЯ

Её внедрение в сознание общества как приемлемый вариант смерти — акт «милосердия», будет объясняться необходимостью сбалансирования количество населения по возрастным группам в силу интенсивного сокращения рождаемости, иначе нагрузка на бюджет, как нам доходчиво объяснят законодатели, из-за непомерного роста числа пенсионеров отрицательно скажется на уровне жизни остального населения. Ничего сенсационного в этом нет, именно подобная манипуляция сознанием идет со стороны СМИ во всем мире. Планы легализации эвтаназии не только не скрываются, их открыто обсуждают, изощренно рекламируют и уже в некоторых странах эвтаназия закреплена законодательно. А к оппонентам относятся пока иронично и сочувственно. Пока…

 

ЭКСТРАКОРПОРАЛЬНОЕ ОПЛОДОТВОРЕНИЕ (ЭКО)

Чтобы взять под контроль государства Божественную тайну рождения, разработаны вспомогательные репродуктивные технологии (ВТР). ВТР — это собирательное понятие, включающее в себя комплекс различных мероприятий, направленных на лечение различных форм женского и мужского бесплодия, в частности, экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО). В основе угрожающего роста бесплодия лежит проблема ранних и частых абортов, широкое внедрение со школьной скамьи химических и гормональных контрацептивов, что обусловлено ростом беспорядочных половых связей, частой сменой партнёров, то, что сегодня лицемерно называется гражданским браком. Следовательно, ЭКО борьба не с причиной, а со следствием. Бой с тенью, с иллюзорностью. Или напускание тумана?

Экстракорпоральное оплодотворение — процесс непредсказуемый, для проведения которого врачи всегда предпочитают иметь некоторый запас эмбрионов. Отмечено, что вероятность развития беременности выше, если пересадить в матку несколько оплодотворённых яйцеклеток. Ещё 20 лет назад практиковалась пересадка 8-9 эмбрионов, 2,3, а то и 4 из которых приживались. Но со временем врачам удалось повысить качество оплодотворения яйцеклеток, благодаря чему стало достаточно подсадить 3-4 эмбриона.

Многоплодная беременность — один из факторов, наиболее часто сопутствующих процедуре экстракорпорального оплодотворения. Так, если при естественном зачатии количество многоплодных беременностей едва превышает 1% от общего числа, то в результате ЭКО многоплодие (2-3-4 плода) развивается в каждом втором случае. С целью снижения риска осложнений, врачи, осуществляющие ведение беременности, зачастую советуют женщинам сделать редукцию, то есть удалить лишние эмбрионы.

Несмотря на то, что сейчас многим женщинам подсаживают при ЭКО не более двух эмбрионов, необходимость редукции всё равно возникает, так как один эмбрион иногда делится на два или три.

Угроза преждевременного прерывания беременности после проведённой редукции возникает примерно у 65 % пациенток. Примерно у каждой второй женщины, то есть в 30-35 % случаев, беременность не удается сохранить.

Факторы, влияющие на эффективность ЭКО:

1. Эффективность ЭКО выше у женщин, имеющих в анамнезе беременности и роды;

2. Возраст и процент рождения детей при ЭКО составляет (среднестатистические данные):

— Более 20% в возрасте 23-35 лет

— 15% в возрасте 36-38 лет

— 10% в возрасте 39 лет

— 6% в возрасте 40 лет и старше;

Как видим, пока ЭКО не решает кардинально проблему бесплодия, но создает нравственные проблемы. Редукция эмбрионов — это не просто сложная операция, которая влечёт за собой множество негативных последствий, как для женщины, так и для плода.. Это ещё и серьёзная психологическая травма для пациентки, отчаявшейся иметь детей, которая, безусловно, не может не думать о том, что, давая своё согласие на редукцию, она, тем самым, соглашается на уничтожение долгожданного будущего ребенка.

Технология ЭКО — тот пробный камень, с помощью которого духи злобы поднебесной проверяют нравственное состояние общества. В октябре 2010 года Нобелевский комитет присвоил самую престижную в мире премию в области медицины британскому ученому-физиологу Роберту Эдвардсу, за которым в ученом мире закрепилось почетное звание «отца in vitro fertilization» (IVF), то есть «экстракорпорального оплодотворения».

В 1978 году по этой технологии родилось первое «дитя века» — Лесли Браун. Это и был тот пробный камень испытания человечества на нравственность. А ведь, всего за два с небольшим десятка лет до этого, исследования итальянского профессора-эмбриолога Даниэле Петруччи, сумевшего в течение месяца взращивать плод «в пробирке» (его термин in vitro используется до сих пор), вызвали такую бурную нравственную реакцию общества, что он был вынужден прекратить в дальнейшем свои исследования. Быстро, быстро «дозреваем». Сегодня имя Петруччи отсутствует в Интернете, даже в итальянском(!). Многозначительный факт. Полная калька работы Министерства Правды из романа Оруэлла «1984».

 

 

Комментарии закрыты.

Создание сайта | Алексей Шишкин