Как отец меня от курения вылечил.

Как отец меня от курения вылечил.

курение

Прочитал пост товарища threella «Прошло полгода моей жизни без табака».
Сразу вспомнил свой жизненный опыт общения с этой заразой привычкой.

Начну издалека.
Я учился в школе ещё в Советском союзе.В те времена была хорошая традиция – посылать  школьников в обязательном порядке заниматься помощью сельскому хозяйству. Трудиться на свежем воздухе на уборке картошки или какого-то другого урожая. Нас например, посылали на сбор ягод черноплодной рябины.  Заниматься этим начинали дети после перехода в средние классы, то есть в четвёртом классе, примерно  в 10-11 лет. За работу понятно, платили. Так уж было принято в СССР – платить человеку за работу. Не знаю как вопрос зарплаты решался у тех кто собирал картошку, но со сбором ягод всё было просто – заработок зависел от собранных килограммов.  А такая зависимость имела ещё и хороший воспитательный эффект, если конечно работать по-честному.  Но некоторые, работать по-честному не хотели. И для контроля за такими личностями, существовали суровые надзорные органы – школьные учителя и агроном плодосовхоза.

черноплодка3

Плантации черноплодной рябины – это здоровенные поля, засаженные  ровными рядами кустов, высотой выше человека. Собирать нужно было  всё до последней ягодки. Для этого каждому выделялся ряд , и человек  начинал двигаться обирая один куст за другим. За чистотой сбора, следили учителя, обычно классные руководители. В то время по телевизору показывали бразильский сериал «Рабыня Изаура»  про старые времена, когда в Бразилии процветало рабство, а на огромных плантациях  трудились тысячи темнокожих невольников. В этом кино был персонаж – надсмотрщик по имени Франциско. И именно так, за глаза конечно, мы называли свою классную руководительницу.

Ну так вот, продолжая рассказ о нечестных личностях.
Нудно и монотонно собирать каждый куст некоторым было неохота, а ягод  набрать  хотелось, чтобы зарплату побольше получить. Собрать быстро и много можно было только одним способом – сбежать в «джунгли». Для этого требовалось скрытно проникнуть  как можно дальше в те места плантации, где ягоды ещё не собрали – именно они и назывались «джунгли». Тут не нужно было заботиться о тщательном обирании кустов, тут можно было рвать только самые крупные ягоды и выбирать самые плодоносные кусты. Для пресечения такого «браконьерства» по плантации постоянно ходила тётенька  — агроном плодосовхоза. Эта женщина сыграла очень маленькую, но очень значительную роль в моей истории.

Ну, наконец, перехожу к теме курения.

Черноплодку (черноплодную рябину),  мы собирали пару недель в начале осени. И во время этого сбора у нас было сезонное развлечение. Мы, дети – курили,  чтобы быть как взрослые. Курили мы не в затяг, и не папиросы, а разную сухую траву. Делали самокрутки из листьев и газетной бумаги. Курили толстые, полые внутри стебли сухой травы. Я придумал курить «сигары»  из веток черноплодки. Для этого я брал кусочек старой ветки и аккуратно, не повреждая коры, разминал пальцами древесину – чтобы была тяга воздуха при курении.  Этой ерундой занимались поголовно почти все мальчики – изображая из себя взрослых мужиков  перед  девочками, и друг перед  другом. Настоящих папирос не курили, взять их было негде. Очень-очень редко, наиболее хулиганистые из моих однокласников, курили не траву, а украденные у отцов сигареты. И этим, поднимались над товарищами, на недосягаемую высоту «взрослости».

Курили, конечно, тайком от взрослых. Так как понимали, что мы ещё дети, а курить можно только взрослым, и если они нас поймают за этим занятием, то могут отругать или наказать. Поэтому курили мы с ощущением, что занимаемся нехорошим и запретным делом.

Один раз, когда я вернулся домой со сбора ягод, ко мне подошёл отец и поговорил про это наше занятие. Разговор был коротким  и спокойным. Подробностей я не помню, но смысл примерно  такой: «Агроном плодосовхоза видела как ты курил, она мне об этом рассказала. Так вот — чтобы этого больше не было».

Как же мне было стыдно во время этого разговора! Я не мог посмотреть отцу в глаза.
После этого случая – всё. Я навсегда потерял тягу к этой гадости.

Вот так просто всё произошло. Не было долгих убеждающих нравоучений, не было сеансов порки ремнём по заднице. Был небольшой разговор и ответное чувство стыда, которое есть внутри у каждого человека.

И я очень благодарен своему отцу, за это чувство, которое он тогда заставил меня испытать.
Чувство стыда, которое много лет назад — уберегло меня от большой ошибки.

Комментарии закрыты.

Создание сайта | Алексей Шишкин